Отныне запрещена рыбалка на сбросном канале Молдавской ГРЭС. 50 лет здесь отдыхали с удочками энергетики, старички и дети. Но вот пришли профессионалы и профессионалки Шевчука…

 

KOMMENT-PMRF3Напоминаем, что по решению администрации ПМРФ в связи с очередным бандитским (внесудебным) закрытием 29 июня 2015 г. охранкой Шевчука доступа к российско-приднестровскому сайту "ПМРФ – Приднестровье и Россия" для пользователей интернетом из Приднестровья, то есть  в связи с незаконным принудительным лишением приднестровских граждан СВОБОДНОГО ДОСТУПА и СВОБОДНОГО ВЫБОРА информации, а следовательно введением  ЦЕНЗУРЫ информации, что противоречит Конституции ПМР, на "ПМРФ" ПОВЫШЕН уровень критики обанкротившегося режима президента ПМР Е. Шевчука. И будет таковым до полного снятия блокады.

shev_o_vybore

(Это актуальное высказывание Шевчука расположено на сайте шевчуковского "Радио Приднестровья" по адресу http://radiopmr.org/news/ . Товарищ, разрушивший до основания жизнь приднестровцев, единодушно ненавидимый всеми приднестровцами, как всегда, утаил главное, не договорил. Полностью его мысль должна звучать так: "Никто не вправе отнимать у человека право на выбор, право на свободу…КРОМЕ МЕНЯ и МОЕЙ ОХРАНКИ!"

На примере блокирования сайта ПМРФ, взял и отнял право выбора, право на свободу).

 

1. Необходимые технические и другие сведения

Сбросной канал Молдавской ГРЭС (точнее два канала – Южный и Северный, по ним выпускается в Курурганский лиман отработанная вода электростанции) – серьезное гидротехническое сооружение, призванное, помимо задачи обеспечения непрерывного цикла оборота воды для электростанции, решать главную задачу – поддерживать  экологический баланс Кучурганского водохранилища. Из лимана Молдавская ГРЭС отхлебывает значительную часть чистой водицы, возвращая взамен воду техническую, то есть испорченную химическими примесями (их добавляют для уменьшения вредного влияния на оборудование электростанции солей воды и биологических организмов в ней). Кроме того, возвращаемая в Кучурганский лиман по сбросным каналам техническая вода имеет значительно более высокую температуру, чем в лимане: в разное время года – на 5-10 градусов выше (что имеет существенное значении для дальнейшего разговора).

Оборот воды на МГРЭС составляет замкнутый цикл и обеспечивается системой технологических каналов (названия каналов весьма важны для дальнейшего разговора) . Вода  забирается насосными станциями из Кучурганского лимана через входные каналы. От оборудования к оборудованию (например, от фильтров – до систем химической подготовки воды) вода движется по магистральным каналам. Входные и магистральные каналы фактически не имеют  свободного доступа.  Отработанная вода возвращается в лиман по сбросным каналам. Техническая вода, проходя по сбросным каналам, должна потерять в осадок часть вредной химии, понизить температуру, то есть вернуться в лиман такой  же, какой ее забрала из лимана МГРЭС.

Для этого сбросные каналы имеют значительную длину, несколько километров. Северный канал в три раза длинее Южного, проходит практически внутри огороженной территории МГРЭС и не имеет свободного доступа, режим его использования определяется исключительно администрацией МГРЭС. В связи с недоступностью Северного канала для посторонних людей, особых рыбацких конфликтов в духе темы нашей статьи на Северном канале не наблюдается.

Южный же канал фактически доступен для всех, проходит по территории Слободзейского района и режим его использования теоретически регулируется не только администрацией МГРЭС, но и администрацией Слободзейского района (важная деталь для дальнейших выводов).

Южный канал граничит с Днестровским городским пляжем на лимане, излюбленным местом отдыха не только жителей города энергетиков Днестровска, но жителей Тирасполя, Бендер, Слободзеи, которые обзавелись тут недвижимостью в виде рыбацких домиков на воде лимана.  На берегу Южного канала стоит профилакторий МГРЭС, яхт-клуб. В советское время этот незамерзающий канал был облюбован спорстсменами-гребцами со всего СССР. На берегу Южного канала еще до сих пор видны развалины спортивно-оздоровительной базы Олимпийского резерва СССР: плац построения с флагштоком, ангары для лодок, общежития, столовая и т.д. Но и сегодня на Южном канале летом и зимой происходят тренировки не только приднестровских и молдавских гребцов, но и спортсменов из других государств, например, из Белоруссии. 

Словом, Южный канал органически входит не только в технологическую цепочку МГРЭС, но и в бытовую, спортивную, туристическую сферу, как говорится, неопределенного (и значительного)  круга лиц  из Приднестровья и даже из  разных стран.

Digimax A50 / KENOX Q2

На снимке 1: часть Южного сбросного канала Молдавской ГРЭС, его начало.

Digimax A50 / KENOX Q2

На снимке 2: продолжение Южного канала, традиционное место рыбалки

2. История вопроса

Долгие-долгие годы, десятки лет со дня пуска Молдавской ГРЭС (1964 г.) о запрете  рыбалки на сбросном канале никто не заикался, а если и были какие-то разговоры, то проистекали они прежде всего  в связи с заботой о рыбаках: опасность для людей представляли отвесные бетонные склоны канала, скользкие в дождь и после дождя,  всегда скользкие по границе с водой из-за наросших на бетоне водорослей (а уровень канала постоянно "гуляет" и водосли время от времени обнажаются) и т.д. Упадешь в канал, так просто и не вылезешь.

И не было у людей лучшего отдыха, чем посидеть с удочкой на берегу тихого канала, на солнышке, под птичий гомон, кваканье лягушек  и шум ветра,  поймать пару карасей или окуньков, в перерывах наблюдая за вечной безмолвной жизнью в воде: уж там проплывет, изгибаясь, как доллар, или, переваливаясь и подскакивая,  огромный блестящий жук-плавунец, или синхронное палвание стайки мальков с   синхронными, как по команде поворотами. Сидит старый человек  думу думает. Пацаны школьные дела обсуждают или девчонок. Кстати, особая примета канала всегда была – рыбачки Сони, женщины и бабушки с удочками, тут их на удивление всегда было много.Со стульчиками приходили, хорошо снаряженными, деловые такие, основательные тетки.

После приватизации ГРЭС все решительным образом изменилось. По разным причинам. Разумеется, на МГРЭС  прекрасно знают, что рыбалка на сбросных каналах не может  повредить оборудованию станции так, как вредит  рыбалка на вводных каналах, на водозаборе, поскольку по сбросным каналам вода идет не к оборудованию, а от оборудования. В запрете сказывается и "естественное" стремление ненасытного собственника прихапать себе все вокруг доставшегося ему куска пирога народной собственности, хорошо бы и воздух вокруг, и землю, и воды, и все-все-все! (читайте М. Горького).  Тут и желание обезопасить себя (а значит и свой карман) от разных гипотетических проблем: утонет там рыбачок, мусор опять же за ними убирай. К  тому же, на МГРЭС знают -  рыба на канале вся или почти вся больная, употреблять ее в пищу нельзя и опасно, а вдруг кто-то съест да и заболеет, а то и помре. И была еще одна, очень существенная причина у администрации гнать рыбаков с канала, о которой скажу чуть ниже.

Особенно прославился в запрете на рыбалку один из первых  приват-директоров МГРЭС Ю. Лесь (2004-2005 гг) (ему, кстати, президент ПМР И. Смирнов гражданство приднестровское предоставил своим указом). Бетонные склоны канала были исписаны предупреждающими надписями о запрете рыбалки. Ю. Лесь издал специальный приказ о новой политике станции в отношении сбросного канала. Документ обязывал работников службы охраны и безопасности МГРЭС применять против рыбаков (своих же работников станции) некие меры изгоняющего характера, а буде не послушаются, то и вызывать подкрепление.

Меры эти были восприняты народом однозначно отрицательно. Прямо скажем, были стычки, разборки. Народ не понимал, почему это всегда было можно, а стало нельзя. Народу объясняли про существующие  Правила рыболовства и охраны рыбных запасов ПМР, в которых-де есть указание на запрет рыбалки в сбросном канале. Люди недоумевали также, почему  директор станции единолично распоряжается объектами, расположенными на территории Слободзейского района, когда власти района никаких запретов на рыбалку не объявляли. Вы же обнесите канал забором, говорили люди, сделайте его недоступным, как, например,  Северный сбросной канал, оформите замлю в собственность (заплатите за нее), а потом уж командуйте ныне еще общественной землей и водой.

Словом, возникли разные напряжения. Видимо, у Ю. Леся они возникли не только по поводу запрета на рыбалку. Был он по всему одним из предшественников нынешних идиотов Шевчука – реформатор без мозгов. И потому  не долго пробыл приват-директором МГРЭС, около года всего. У него дела явно не заладились, не помогло даже гражданство ПМР.  Не помогло и то, что репрессивные меры против рыбачков, чтобы не стравливать людей, работающих на одной станции и живущих в одном городе,  приват-директор передал министреству юстиции (тогда там заправлял небезызвестный министр В.Балала – еще один из предшественников идиотов Шевчука). Но время тогда было другое, народ был покрепче, государство еще было натуральное, а не сегоднящнее ООО Шевчука – вобщем, поперли Леся  из Приднестровья. И похоже, он сильно пострадал, из руководящей обоймы его поперли – никаких теперь о нем известий о последующих руководящих должностях нет, в отличие от других экс-директоров МГРЭС.

Однако часть своего черного дела Лесь успел совершить: добился изгнания рыбаков с той части Южного канала, которая идет от станции до мостика через канал (см. снимок 1). Эту часть он уж никак не соглашался считать Слобоздейской, а считал "своей", и тут охранники МГРЭС приказ по изгнанию рыбачков исполняли беспрекословно. Жаль, там были отличные рыбацкие места, особенно возле проходной МГРЭС, у развилки канала. 

Справа от  мостика через канал охранники МГРЭС уже не ходили и там рыбалка продолжала процветать (см. снимок 2).

Ну, а Балала поставил охоту на рыбачков по всему ПМР просто на широкую ногу, придал новое организующее начало и финансовую заинтересованность. В кооперации с МВД были созданы передвижные милицейские группы, которые разлетались, аки стая ворон, по республике, отлавливая браконьеров и рыбачков-любителей. Отбирали снасти, выписывали штрафы, передавали дела в суды. 

Появлялись они и в Днестровске на Южном сбросном канале. Из Слободзеи, Тирасполя и даже Бендер, залетные. При том, что в обязанности милиции  охота за рыбаками не входит, в правилах рыболовства они, мягко говоря, не сильны были (а попросту – знать  не знали). Им давали команду, они приезжали, хватали, увозили в отделение милиции, ну и т.д. и т.п.

Однако нашелся в Днестровске один мужик, который во время очередного гоп-налета возмутился (время было другое, я уже об этом писал, и были еще в Приднестровье мужики) и спросил, ребята, а кто вы такие, трах-тах-тах!, и почему вы, милиция, с рыбаками воюете, по какому праву, и что вы вообще знаете об охране природы и прочем? Ну, его, конечно, посадили в "воронок", увезли в горотдел МВД Днестровска, составили акт об административном правонарушении со штрафом за рыбалку в запрещенное время и в запрещенном месте. Он акт не подписал с объяснением, что составлен  незаконно, что рыбалка на сбросном канале МГРЭС не запрещена и никогда не запрещалась (этот дока все выяснил!), и что он готов доказать свою точку зрения в суде, чтобы создать раз и навсегда судебный прецедент, и прекратить раз и навсегда эти поборы и наезды. Ему сказали, ладно, будет суд, приходите.

Надо заметить, что в ходе этих разбирательств в горотделе МВД, милиция, конечно, как и положено было, имела бледный вид и тоненькие ножки по вопросу охраны  рыбных запасов ПМР.  И были их звонки инспекторам, и даже разговаривал тот мужик с министром (тогда Минприроды ПМР). Его аргументация возымела действие, никакого суда не состоялось, и про административный акт никто не вспоминал. Дело в общем замяли, поскольку тот мужик доказал, что люди из Минприроды (тем более, из милиции)  не знают Правил рыболовства ПМР, не знают основ дела, которое их вообще-то кормит.

Балала, как известно, тоже с позором вылетел из ПМР, и где он теперь, как и Лесь, неизвестно. Тогда было еще другое время – идиоты в Приднестровье не приживались.

После той истории наш мужик из Днестровска ходил себе на канал порыбачить, объяснял за одним людям, мол, пусть не боятся, рыбалка на канале не запрещена и никогда не запрещалась. Объяснял и время от времени появлявшимся на канале рыбинспекторам. Они все (человек пять или шесть) уходили от него, как говорится, просветленными. Обещали донести до руководства, но куда-то пропадали. И появлялись новые инспектора, которым надо было объяснять их же документы. Кстати сказать, люди это были сердечные, понимающие, болеющие за дело.  С последним из них был разговор  пару лет назад.  Он просто поклялся, что дойдет до самого верха. Это же безобразие! Это же издевательство над людьми! При следующей встрече (она уже была не на канале, а на Турунчуке, на канал тот инспектор уже не заглядывал), инспектор  грустно так пояснил, что, действительно, он дошел "до самого верха". Его выслушали и только заметили: ну что ж, нет в Правилах запрета, значит, изменим Правила.

И изменили. Потому что уже наступила эпоха идиотов Шевчука, самый ее пиковый момент, 2013 год, когда им казалось, что они могут себе позволить курочить все. В тот год, как известно, были вздрючены газовые тарифы для предприятий на 70%, и два крупнейших предприятия ПМР – Молдавский металлургический завод и Рыбницкий цементный комбинат остановились на полгода, МГРЭС  послала всех к черту и перешла на уголь (а правительство ПМР П. Степанова должно было платить штрафы за невыборку газовой квоты – и таки оно рухнуло). В этот год Шевчук послал подальше закон о бюджете ПМР,  и целый год его идиоты работали без бюджета, то есть воровали народные деньги, гребли как хотели и сколько хотели. 

В тот год и были изменены "Правила рыболовства и охраны рыбных запасов ПМР".

3. Правовая сторона вопроса. Почему никому "до Шевчука" в голову не приходило запрещать рыбалку на сбросном канале?

Последний раз "до Шевчука" Правила рыболовства и охраны рыбных запасов в ПМР менялись в 2006 г. Но и тогда с небольшими изменениями они повторяли основы Правил, созданных еще в СССР. Над теми союзными Правилами работали ведущие академические институты и силы великой страны, стараясь найти золотую средину между интересами экономики, промышленности и экологией, социальной сферой, куда можно отнести и отдых, спорт, здоровье. И любительскую рыбалку тоже. И потому вполне разумным было использовать в ПМР наработки специалистов СССР, которых нет в Приднестровье, где  еще не скоро (если вообще) будут найдены достойные по уровню научные силы.

Сравним, например, относящиеся к затронутой теме данной статьи Правила рыболовства ПМР 2006 г. и Правила рыболовства в бассейне Черного моря, утвержденные Минрыбхозом СССР в 1969 году.

ПМР:

11. В течение всего года запрещено рыболовство на следующих водоемах (участках водоемов):

д) Кучурганское водохранилище:

1) перед устьем сбросных каналов Молдавской ГРЭС: южный – на расстоянии 150 метров влево и 100 метров вправо по берегу в сторону оградительной дамбы и на 100 метров вглубь водохранилища; северный – на расстоянии 100 метров вправо и 150 метров влево по берегу в сторону г. Первомайск и на 100 метров вглубь водохранилища;

2) в 100 метровой зоне от береговых насосных станций Молдавской ГРЭС;

Также был сформулирован общий тезис о запрете рыбалки в течение всего года:     

е) в подводящих и магистральных каналах, отводах рыбохозяйственных и мелиоративных систем, теплоцентралей и электростанций;

СССР:

Статья 17. Запрещается всякое рыболовство в течение всего года:

а) в подводящих и магистральных каналах и отводах рыбохозяйственных мелиоративных систем, теплоцентралей и электростанций;

л) в Кучурганском водохранилище перед устьем сбросного канала Молдавской ГРЭС – на расстоянии 500 метров влево и 300 метров вправо по берегу в сторону оградительной дамбы и на 300 метров в глубь лиманов;

Как видим, за исключением метража, в основе правила рыболовства ПМР не отличались от правил СССР. Добавим, что подобный подход к запретам, примерно в таких же ключевых позициях перешел  по наследству и ко всем бывшим республикам СССР.

Как видим, в специально оговоренном для Молдавской ГРЭС месте правил и СССР, и ПМР отсутствует запрет на рыбалку в сбросных каналах. Упоминается только устье сбросных каналов, причем рыбалка запрещена по берегам не каналов, а по берегам лимана и вглубь лимана. То есть запрет вводится на сектор воды в лимане, примыкающий с внешней стороны к устью сбросных каналов.

Почему здесь запрещалась рыбалка? Потому что теплая вода из сбросных каналов создавала в этих секторах  улучшенные (идеальные) условия для питания и жизнедеятельности рыб,  поэтому рыба туда шла навалом, скажем, как мухи на мед. И было бы не по-хозяйски, не по-государственному истреблять здесь эту глупую рыбу.

Почему же никому "до Шевчука" в голову не пришло ввести запрет на ловлю рыбы в самих сбросных каналах? Ведь там та же теплая вода.

Ответ простой: потому что рыбы в сбросных каналах не должно было быть.  И если бы Молдавская ГРЭС проводила надлежащие природоохранные мероприятия, регулярно чистила сбросные каналы, рыбы в них не должно было бы быть!  Кстати, деньги на эту работу по очистке сбросных каналов  МГРЭС постоянно включает  в тариф на электроэнергию, и все потребители регулятно добросовестно оплачивают МГРЭС за очистку каналов.

Если бы Молдавская ГРЭС регулярно чистила канал до бетона, вырезала бы всю зеленку, весь камыш, вырывала бы с корнем водоросли, то рыбе нечем было бы питаться в сбросных каналах, и она туда бы не заходила.

Когда писались правила рыболовства в СССР, а потом и в ПМР предполагалось, что МГРЭС свои природоохранные обязательства выполнит, зачем же тогда вводить запрет на рыбалку там, где она по определению не возможна из-за отсутствия рыбы? Вот в правилах ничего и не записали про запрет на сбросных каналах.

Но МГРЭС не проводила очистку каналов.

Старожилы Днестровска говорят, что она не делала этой работы ни разу за все 50 лет станции.

Отсутствие очистки каналов видно, как говорится, невооруженным глазом (см. снимок 1 и снимок 2). Берега каналов заросли многолетней могучей зеленкой, она перешла в воду. Дно каналов, не чищенных и не ремонтированных, завалено бетонными блоками, строительным мусором, проволокой. Все это не просто затрудняет сток воды, но и  создает условия для связывания биомассы, бурного размножения водорослей и разного рода микроорганизмов-паразитов. Чему особенно способствует повышенная температура воды в каналах.

Сбросные каналы МГРЭС – настоящие инкубаторы паразитов, глистов, вредных микроорганизмов. Все это пожирается в канале рыбой, которая потом возвращается в лиман и заражает там здоровую рыбу. И этот конвейер заразы работает непрерывно десятки лет. Стоит только здоровой рыбе  проплыть свой километр до мостика через канал – и она становится потенциальным источником заражения. Вытащишь иного солнечного окуня, а у него изо всех дыр и щелей шевелятся красные волоски глистов. Даже если глистов не видно, рыба в канале не может считаться здоровой. Этому способствуют и химические вещества, добавляемые в воду для борьбы с  микроорганизмами перед тем как воду подают в котлы и на турбины – губками, фитопланктоном, макрофитами, дрессеной. Все эти вещества потом попадают в сбросной канал и, поскольку до устья далеко и они не успевают осесть, они воздействуют на рыбу.

Digimax A50 / KENOX Q2

Digimax A50 / KENOX Q2

Digimax A50 / KENOX Q2

Есть в Правилах рыболовства также общий запрет на рыбалку "в подводящих и магистральных каналах и отводах рыбохозяйственных мелиоративных систем, теплоцентралей и электростанций". Некоторые рыбинспекторы говорят, что отводы электростанций это и есть сбросные каналы.

Этот аргумент не выдерживает критики. Есть четкая  терминология. В правилах определен объект, который называется "отвод" и определен объект, который называется "сбросной канал Молдавской ГРЭС". И это разные объекты по определению, к ним применяются разные режимы, эти режимы описаны в разных местах Правил. Отвод – это рукав, ручей, ответвление от какого-то канала, реки, потока. Сбросной канал – это поток всей воды.

Именно не знание и не понимание таких деталей людьми, которые в 2013 г. приняли новые Правила рыболовства, и привели их к ошибке, к введению запрета на лов рыбы в сбросных каналах. Знакомый рыбинспектор  высказал мнение, что запрет продиктован недавним зарыблением лимана сеголетком коробчука, который заходит в канал, потому что его туда тянет теплая вода и обилие корма,  и там его вылавливают звери-рыбаки, не дав вырости до нормальных размеров.

В Правилах рыболовства 2013 г.  предписано:

4. В течение всего года запрещено рыболовство на следующих рыбохозяйственных водоемах (их участках):

в) Кучурганское водохранилище – в 100 метровой зоне от береговых насосных станций и  в отводящих сбросных каналах Молдавской ГРЭС;

Мама дорогая! Люди просто не понимают существа работы, за которую они получают от народа зарплату.

Они не понимают значения теплого сектора на лимане у устьев каналов и связанного  с этим   запрета на рыбалку по берегам лимана возле этого сектора. Этот запрет вообще снят в правилах 2013 г.  (!!!)

Они не понимают механизма взаимной работы канала и лимана. Не понимают, что в канале не должна быть рыба, если МГРЭС проводит надлежащую чистку каналов, на что получает регулярно деньги через тариф на отпускаемую электроэнергию. Поэтому они вводят запрет на рыбалку там, где она по определению не возможна – так рыбы ж в каналах не должно быть!

Они не понимают, что такое "отвод" и что такое "сбросной канал", что и рождает в их головах какой-то  невероятный "отводящий сбросной канал".

Это так характерно для идиотов Шевчука, чем бы они не занимались! Ничем, кроме озлобления народа по пустякам, их деятельность в памяти людской не останется.

И разумеется, этим ребятам совершенно не ведомо, как же должны складываться отношения вокруг рыбалки на канале, если по-научному, по-государственному подходить к этому вопросу.

4. Что должен делать инспектор, увидев рыбаков на сбросном канале? Почему администрации МГРЭС выгодно, чтобы рыбаков на канале не было видно?

Рыбак с удочкой на берегу сбросного канала должен стать сигналом рыбинспектору – значит, рыба в канале есть. Значит, канал в должной мере не вычищен.

Первое, что должен сделать рыбинспектор, увидев рыбака на сбросном канале, – не отбирать у него  снасти, а дать ему еще и сеть бесплатно, чтобы он максимально вылавливал зараженную в канале рыбу до того, как она вернется в лиман и перезаразит там здоровую рыбу.

Это если по-государственному.

В свое время лиман заселили белым амуром – рыбой-санитаром, которая пожирала водоросли, тем самым сокращая питательную среду для вредных микроорганизмов, разрушающих и оборудование станции. Рыбаки на канале – те же самые санитары: они охраняют лиман от возврата в него заболевшей в канале рыбы.

Второе, что должен сделать рыбинспектор, увидев рыбака, – немедленно бежать в дирекцию МГРЭС и составлять акт о ненадлежащей очистке сбросных каналов, дать срок на исправление положения и выписать штраф, если каналы не будут в срок очищены.

Это если по-государственному

Вот почему при приватизации МГРЭС, в ходе которой были рассмотрены все слагаемые "моего" и "не моего", все обязательства приватизатора, новый собственник раньше всех тут же смекнул, чем грозит ему рыбак на сбросном канале (идиоты Шевчука до сих пор этого не поняли!). Вот почему первый директор МГРЭС Ю. Лесь и кинулся запрещать рыбалку – чтоб никаких этих с удочками на каналах я не видел! Боялся, что ему штраф принесут и заставят потратиться на очистку каналов.

5. А чего добивается автор статьи? Ведь в случае исполнения его рекомендаций рыбы в канале не будет – и конец рыбацкому отдыху, о котором вроде бы ратует автор.

Нет, автор добивается другого. Канал надо  чистить регулярно. Запрет на рыбалку на канале надо отменить, более того, разрешить лов всеми средствами.

В этом случае какая-то часть рыбы из лимана все равно будет заходить в канал. Какая-то часть водорослей для питания рыбы все равно в канале будет. Ну, не чистить же канал каждый день!

Однако количество этой рыбы и ее питания будет значительно меньше, чем сегодня. Возможностей для размножения паразитов и заражения рыбы будет неизмеримо меньше.  Рыбаки смогут выловить значительно большую долю  рыбы из канала, чем сегодня, и не дать вернуться в лиман . При этом отдых и спортивный азарт могут быть только улучшены. Например, если будут оборудованы специальные места для рыбалки и для отдыха рыбаков. Чтобы удобно, чтоб красиво и безопасно. Чтоб можно было червей купить, опарышей, мамалыгу, удочку взять на прокат. Чтобы узнать, как поступать с зараженной рыбой, как ее обезопасить…

Это если по-государственному подходить. А не по-идиотски.

 

Илья Богданов, политический обозреватель ПМРФ.

Поделиться ссылкой
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники