См. "Кукушкины дети"

 

KOMMENT-PMRF3

24 апреля 2022 г. на сайте "Приднестровье – наш общий дом", ставшем, в конце концов,  из оппозиционного властям ПМР – антироссийским, антиприднестровским, русофобским враждебным рупором в Приднестровской Молдавской Республике, был обнародован видеосюжет об инциденте, предположительно, в одном детском садике г. Тулы, в России, где разгневанная мамаша начала срывать с окон наклейку символа российской специальной военной операции в форме буквы "Z". Вот как это было.

В комментариях к видеосюжету одни люди мамашу одобряли, поощряли и дальше гадить своей родине России, другие выражали несогласие с ее действиями, называли истеричкой, но обращали внимание на то, что на Украине за такие действия  мамашу давно бы нацики переехали, а в России такое позволительно почему-то…

Из множества фактов информационной войны, которая сегодня бушует едва ли не более свирепо, хотя и менее кроваво (пока), чем боевые события на Украине, ПМРФ отобрал этот сюжет, как яркий пример одной особенности, характерной именно и только для России. 

Это юродивые. Особая категория людей, известная на Руси с древнейших времен. Это не шуты, как в других царствах-королевствах, которые только прикидываются дурачками. Это, скорее, блаженные, которых российская традиция наделяет рядом необычных качеств – от пророчества   до оберега, хранителя домашнего  мира. 

Прежде чем наделять юродивых знаком плюс или минус (как в нашем сюжете), понять отчего такие люди появляются именно в России, следует вспомнить одно гениальное наблюдение выдающегося русского писателя-националиста Михаила Осиповича Меньшикова о том, какое огромное влияние русская культура, русская духовность оказывала, оказывает и будет оказывать на людей совсем даже не русских. Как культура и духовность захватывают и перестраивают даже иностранцев, попавших в русскую  стихию. 

Все малоизвестное  сегодня творчество М.О. Меньшикова вобщем-то было посвящено поиску ключевых факторов идентификации русских людей, огромной важности сохранения и оберегания этих факторов от наслоения иностранщины. Это он впервые заговорил, со слов Достоевского, "о малом народике, сидящем на шее огромного и командующего им без всякого права на это."  За свои открытия он был растрелян в 1918 г. чекистами почти на глазах своих шестерых детей. 

Он, в частности, писал (просим прощения за длинную цитату):

"Нам, националистам, вовсе нежелательно, чтобы империя русская охвачена была племенным раздором, свирепствующим в Австро-Венгрии, и чтобы в итоге векового национального разлада был государственный развал. Вот почему, допуская иноплеменников, как иностранцев, с правами иностранцев, пока они не будут достаточно натурализованы, — мы вовсе не хотим быть подстилкою для целого рода маленьких национальностей, желающих на нашем теле размножаться и захватывать над нами власть.

Мы не хотим чужого, но наша — русская земля — должна быть нашей. Иначе инородное вселение является инфекцией; размножение микроплемен ведет и гигантское племя к государственной смерти. Это вовсе не воинственность, а инстинкт самосохранения… Драма ассимиляции оканчивается в тот момент, когда инородец совсем уже чувствует себя русским, и таких очень много.

Вчера мне довелось быть на концерте Н. Н. Собиновой-Вирязовой, которую я уже как-то видел на одном концерте… Тогда я восхищен был ею в необычайной степени. Мало сказать: «восхищен», — я просто ослеплен был этой как бы хлынувшей со сцены красотой русской женщины, поэзией русской песни, русской грацией, русской душою во всех ее тончайших, родных мне переживаниях. Нечто новое и чудесное, что хотелось бы видеть и слышать без конца. При том, заметьте, и голос не то чтобы большой у г-жи Собиновой, и красота ее вовсе не волшебная, если вглядеться в нее, и песни, и танцы ее — самые общеизвестные, но что захватывает неотразимо меня, по крайней мере, это что-то родное, русское, свое, заветное, для чего жить хочется.

Я просто млел от наслаждения и даже записал на афише следующее: «Конечно, Вирязова-Собинова сделала для национальной идеи больше, чем вся наша национальная партия, ибо она заставила тысячи и тысячи людей полюбить Россию. И своих, и чужих она заставила почувствовать душу русскую и ту особенную высокую красоту ее, которая таится в каждой законченной национальности».

Да, вот все эти скромные артисты — Андреев со своею балалайкой, несравненная Плевицкая и эта новая чаровница Собинова — они без всяких программ, без съездов и докладов, «без заранее обдуманного намерения» довершают культуру русскую, доводят национальность нашу до предела поэтической законченности, до красоты. А в красоте – и истина, и добро, и все божественное, что нам доступно. Кто хочет почувствовать, что такое Россия в ее мировом призвании, как особая душа народная, пусть посмотрит две-три песни Собиновой. 

Но к чему я веду речь? Не для рецензии же концертной. А веду я речь к изумительному для меня открытию. Эта чудная русская артистка, вобравшая в себе все чары и тайны русской души народной, оказывается… датчанкой! Да-с, полукровной датчанкой, родною внучкой великого Андерсена, сказками которого мы упивались в детстве.

Как вам это нравится? Всего в одно лишь поколение так переродиться в России, сразу принять и тело русское — типическое для средней Великороссии, и вместе с телом все инстинкты, все предчувствия души, все повадки, чисто стихийные, доведенные до высшей грации… Это просто чудо какое-то.

Впрочем, я знаю одного англичанина до такой степени ярославской наружности, страстного балалаечника и любителя русской песни, что английская фамилия так же идет к нему, как если бы Василия Блаженного назвать кирхой.

Вот вам иллюстрация нашей национальной силы. И вне политики мы боремся за своё существование, и даже вне политики одолеваем, пожалуй, больше, чем всею ослабевшею донельзя государственностью.

На том же концерте играл очень хороший великорусский оркестр балалаечников под управлением… Е. Р. фон Левена. Пел арию Мельника из «Русалки» артист русской оперы Я. А. Ленц… Эти, очевидно, тоже переварены русской поэзией начисто.

А те, непереваренные еще или полупереваренные, что поминутно мелькали в публике и на сцене, — их было жаль. Должно быть, больно терять свою расовую индивидуальность, но когда превращение кончилось, с чужой душой делается то же, что с душою Руси. «Твой дом будет моим домом, твой Бог— моим Богом».

М.О. Меньшиков. Из статьи "Дело нации". 2 февраля 1914 г.

 

Поразительные превращения делает в человеческой душе  русская культура и русская жизнь. Непроизвольно, без какого-либо диктата, таинственно, медленно, но целенаправленно, как из ребенка  под воздействием невидимых каких-то генов вырастает вдруг мужчина или женщина. Со всеми присущими русскому человеку качествами соборности, справедливости, сострадания...

Но, как говорил известный литературный герой, если в стране бродят денежные знаки, значит, есть люди, у которых их много. Так же и с перебором даже отличных  качеств.

Вот эта мамаша из детского садика вобрала в себя  справедливости и сострадания  явно с перебором. До такой степени с перебором, что готова сострадать чужому горю больше, чем своему. Она готова из высшего какого-то небесного сострадания и справедливости даже желать горя своему народу, стать врагом своего народа, болея за другой народ, даже такой, который в своей идеологии ненависти к русскому народу, проповедует  глотки перегрызать и ломать позвоночники русским. Что эти звери и  творили безнаказанно восемь лет на Донбассе и продолжают  сегодня,  уничтожая   из "Градов" мирное население Донбасса, в основном, людей русских. Уничтожая  кровников той мамаши. Но у нее душа изболелась не за кровников, а за детей и матерей убийц и скотов, кастрирующих  русских пленных солдат.

Во время войны, конечно, гибнут и мирные люди. Но совсем другое  дело, когда  мирное население страны убийц и скотов используется нелюдями как живой щит (НАТОвская военная доктрина для Украины), а мирное население противника этих убийц и скотов уничтожается этими убийцами и скотами как цель без всякой военной целесообразности.  Юродивость мамаши препятствует ей это понять и правильно оценить.

Таким образом, юродство – это как бы высшая степень какой-либо доблести, когда количество переходит в качество, в отрицательное качество, в разновидность психического расстройства. Что мы и наблюдаем в представленном видеосюжете.

И что интересно. Ни в одном другом народе не наблюдается юродства в такой массовости, как в русском народе. Юродство – это неотъемлемая обратная сторона  особенного русского менталитета справедливости и сострадания.

Более того, в отличие от уродства, предательства, издевательств, к которым русский народ относится так же отрицательно, как и другие народы, к юродству русский человек испытывает особые чувства  – жалости, оберегания, даже какой-то нежности (как бы сострадание в квадрате). "Болезный. Ну что с него  взять?" Юродивые иногда даже ближе к русскому человеку, чем родные люди. Они всегда приближены, всегда особо защищены. Как дети. А дети иногда могут и больно сделать. "Не ведают, что творят… ", – говорит русский человек в таком случае о юродивых.

Вот так и к мамаше из видеосюжета надо относиться.  Не бейте ее. Не наказывайте.

Она юродивая. И этим все сказано.

Можно приводить длинный список юродствующих, которых надо не бить, а пожалеть. Пучеглазый Песков, несущий "всякую пургу" за весь Кремль. Хохол, оказывается, Мединский, неудачливый творец Стамбульского  мирняка с озверевшими украинскими нациками. Слуцкий, по второму разу наступивший на мирняцкие грабли, и тут же переобувшийся в воздухе, когда  увидел, какую это вызвало бурю в русском обществе.  Рыбницкие ребята с сайта "Их общий дом – тюрьма." И даже Невзоров, докатившийся в своем юродстве до принятия украинского гражданства и ставший по мысли политолога С. Маркова "первой в истории крысой, сбежавшей на тонущий корабль". А вот Медведев и Соловьев, с еврейскими корнями, вдруг показали себя  "переваренными русской поэзией начисто", как писал Михаил Меньшиков. 

Главное,  чтобы юродивые, как в том анекдоте, не лезли  к управлению космическим кораблем. Чтобы им вовремя смазали  по рукам и с любовью и лаской сказали: "Не лезь руками, дурак!"

 

Поделиться ссылкой
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники